Метро 2033. Новая надежда.

Объявление


Форум закрыт.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Метро 2033. Новая надежда. » Второй вагон » Не было бы счастья, да несчастье помогло.


Не было бы счастья, да несчастье помогло.

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Название: Не было бы счастья, да несчастье помогло.
Участники: Валентина Семенова, АннушкаГанс
Время и место действия: Поверхность, январь 2033 года
Краткое содержания: Вылазка Анны окончилась не столь "Радужно" как хотелось бы, пришлось спасаться бегством в ближайшее укрытие. Но коротать долгий день на поверхности в одиночестве ей не придется, судьба подбрасывает компанию, хорошо или плохо не понятно, но зато не скучно.
Дополнительно:
— Вот дерьмо!
— Поаккуратнее с выражениями, солдат.
— Это не выражение. Это сама субстанция. И я в неё вляпался.

+1

2

Инвентарь:

Рюкзак, Антирадиационный костюм, Прибор ночного видения (ПНВ), Фонарик, Зажигалка, Аптечка, Нож, Противогаз-шлем (М-10), ВСВ (+глушитель), Подонок (+Автоматический огонь , Глушитель,  Цевье, Увеличенный магазин).
Патроны: 5.45x39 мм ПП (320 штук ), 0.44 Магнум (80 штук), Патроны-деньги 5.45 (100 шт).
Паспорт, блокнот, карандаш, ручка, семейная фотография,изолента, фляга с водой, моток паракордовой веревки, набор отмычек, напильник,

Это была обыкновенная очередная вылазка наверх. Аннушка с Толиком в прошлый свой «поход» забрались достаточно далеко, и не зря, сталкеры были вознаграждены нетронутым гаражом! Практически Клондайк с мелкими, но нужными вещами. Забрать за один раз все не удалось, поэтому вылазку пришлось повторить, только в этот раз поход отличался от прошлого. Бес долго отказывалась идти и всячески уговаривала своего временного напарника от этой идеи,  интуиция пока еще тихим шепотком твердила, что не стоит туда сейчас переться. Но Толик был упертым, и в конце концов, поставил Бессонову перед выбором, или они идут туда вместе, или он идет туда сам, и тогда уж «не обессудь Аннушка». Разве у нее был выбор?
   На удивление девушки, поход до гаража прошел более чем гладко, они не встретили на своем пути ни одной живой души или твари. Благополучно добравшись до гаража, сталкеры набили рюкзаки оставшимся добром.
-Ну вот видишь, а ты мне все твердила, давай не пойдем, давай не пойдем, глупая баба. – беззлобно ворчал Толик, и судя по довольному тону широко улыбался, но под противогазом было не разглядеть.
-Не говори гоп, вот как доберемся в метро, разрешу даже щелбан мне дать, за излишнюю мнительность. – пробубнила Анна, практически под нос, но сталкер ее услышал и чуть было не полез выдавать «обещанную кару», но получил локтем под дых и успокоился.
«А счастье было так близко» - подумала Бессонова, глядя на двух Демонов, которые бесновались в паре метров от входа в метро.
-Какого черта эти твари там делают? – процедила девушка сквозь зубы, - они, что другого места для того чтобы пожрать не нашли?
Анна стала пятиться назад за угол дома, из-за которого только что выглядывала.
-Толик. – прошептала Аннушка, - Толик? – чуть громче. Девушка медленно повернулась, Толика не было.
-Твою ж мать! Так не бывает, ну только не все сразу! Толик, ты жив? – еще последний раз, не громко попыталась позвать Бес, хотя и понимала, что это было глупо, раз он пропал, значит, дело совсем дрянь.  И тут взгляд Аннушки зацепился за оконную раму, что-то в ней было не так…Осознание как-будто нехотя и со стороны вползло в голову девушки. Стекла не было, зато на раме блестела? Не то чтобы блестела, но явно выделялась слизь. И тут в мозгу взорвалось громким криком «СЛИЗЬ» девушка готова была рвануть в объятия двух Демонов, бежать сквозь них на родную станцию, ну или хотя бы погибнуть от лап известного монстра. «Приезжий, какого черта он делал тут, он должен быть на своей чертовой Павелецкой!».  Пока мозг девушки истерил, ноги во всю проводили спасательную акцию, а именно – уносили ее подальше от этого места. Вопрос о жизни Толика уже не стоял, позже она выпьет за упокой его жадной души, а ведь она предупреждала!
   Скрывшись на достаточное расстояние Анна пришла к выводу, что у нее есть два варианта, добираться до ближайшей станции, девушка оглянулась, ближайшей была красная линия. Конечно, скорее всего, Анну бы пустили, но она житель Ганзы, не самый долгожданный гость, на хлеб соль явно рассчитывать не стоит, уж очень сильно девушке не хотелось к красным, да и слишком долго они с Толиком копались в гараже! Времени оставалась впритык, скоро начнется рассвет, а днем по поверхности лучше не шарахаться, выбор был очевиден – убежище. Благо до него оставалось не далеко, это был некогда достаточно большой магазин, сейчас витрина его была разбита, а полки пусты, но зато подвальное помещение, сохранилось в отличном состоянии, и не один сталкер пересиживал там неблагоприятное время. Подвал закрывался массивной металлической дверью, а внутри «люди добрые» более менее обустроили место, оставив там тройку матрацев, стол и пару стульев, каждый кто оставался в этом «убежище» считал своим долгом оставить банку тушенки, пару патронов, аптечку или что-либо еще необходимое на поверхности, любой мог взять то, что ему было необходимо, но трогали общее «добро» только в случае крайней необходимости, и всегда возвращали на место. Знали про это место единицы, и каждый, кто посещал убежище, на стене отмечал дату «посещения» и прозвище. Бес уже совсем было зашла в магазин, когда ее привлек какой-то слабый шум за домом. Здравый смысл и любопытство устроили небольшую битву, не сложно догадаться, кто одержал победу в этой не равно борьбе. «Аннушка, ты обязательно сдохнешь из-за своего любопытства! А вдруг там еще один Демон? Или приезжий?» - проклиная себя девушка медленно двинулась в сторону шума.

+1

3

инвентарь

аналог костюма защиты - плотная куртка с капюшоном, перчатки, штаны; высокие ботинки; противогаз; автомат и пистолет; патроны 5,45 - 300 штук, патроны к пистолету - 60 штук на начало задания; нож. Фонарик, карта метро, вода, пара кусков сушеного мяса. Кусок чистой ткани в качестве перевязочного материала (мало ли что).

Живого напарника на Поверхности не оставят.
Это было неписанное правило, но не нарушалось оно ни разу, сколько Валентина помнила. Если помирал кто, - да, другое дело. Тащить трупы в метро было бессмысленным, ненужным и даже, однозначно, вредным. Но бросить наверху живого? Невозможно.
Однако, все когда-то происходило в первый раз.
Этой ночью ее тройка возвращалась почти ни с чем. Так, мелочи - моток проволоки и две теплые куртки, чудом уцелевшие в уже давно разграбленной квартире на первом этаже жилого дома. На этом все. Стоило, по крайней мере, принести на станцию дров - как раз оставалось немного времени до рассвета; но все равно, что мужики, что Валька были хмурыми, как всегда в конце неудачной вылазки. Одно добро - тварей было мало, патронов почти не растратили. Ну... до поры до времени.
Прижали их уже недалеко от станции, и прижали крепко - стая одичавших крупных собак - это, вроде как, еще ничего, но потом кучка упырей подкатилась, и вот это уже было фигово. А уж почему они с собачками не передрались, а решили совместно добычу сначала скушать - это был вопрос не к Семеновой и не к группе, а к ее величеству Поверхности. И вроде бы никто самообладания не терял. В панику не ударялся. И действовали все как полагалось. Просто в какой-то момент Валентина обнаружила, что от напарников ее отделяет метров пятнадцать и несколько тварей. И даже так бы оно ничего, но неожиданно покосившееся асфальтовое покрытие просело у нее под ногами, и она провалилась вниз.
Через несколько секунд она поняла две вещи.
Первое. Можно поздравить себя с мягкой посадкой.
Второе. А вот больше ни с чем поздравить себя не получится, потому что она немножко в паутине, собственно, поэтому и посадка была такой удачной; больше того, эту самую паутину активно на нее наматывают и что орать, что подать световой сигнал фонарем, показывая, где находится, она едва ли сможет. А таких трещин в асфальте было, между прочим, немало. А напарники, опять же между прочим, были связаны боем с тварями, и едва ли разглядели, куда именно угораздило свалиться третьего члена их группы.
А, ну да. И третье. Доверху было метра четыре, и какой-нибудь плоскости, по которой можно было бы подняться, не наблюдалось. Зато трещина выглядела довольно длинной, конец ее даже терялся где-то впереди, то есть при желании (и возможности) по ней можно было бы и пройтись.
Мужики, кстати, ее звали. И в трещины фонариками светили. Долго так. Только вот отозваться она не могла иначе как мычанием, а мычания ее слышно не было - шумно было этой ночью в этом районе, и судя по треску выстрелов, дергали их постоянно. А различить в подвешенном к стене свертке ее... да тут никто бы не различил. И, наконец, - она поняла, - они приняли непростое, но так-то правильное решение - уходить. Слишком мал был шанс ее найти, еще меньше - найти живой, и слишком мало оставалось до рассвета.
А Вальке, собственно, оставалось только висеть и думать, как это, когда тебя ест паук - достать нож не получалось, уж она приложила достаточно усилий. И, скорее всего, это бы рано или поздно и случилось, но... вот никогда бы она не думала, что будет благодарна упырю, который, свалившись сюда же и, видимо, беспорядочно размахивая лапами, слегка надорвал ее паутину.
Валентина молча понаблюдала за тем, как паук упаковывает новую добычу. Здесь нужно было выждать подходящий момент - драться на такой дистанции с пауком, а он был не то, чтобы мелким, и с упырем одновременно она не вытянет.

И ведь все ей удалось. Через несколько минут женщина шла по трещине, оставив позади упыря в паутине и дохлого паука. Ну, а он ей на память оставил липкую паутину по всей одежде и на противогазе, отчистила толком она только стекла, ноющую после удара вскользь хвостом руку (ничего такого уж опасного в такой концентрации паучьего яда не было, переживет; больше беспокоил разорванный кусок рукава - на улице, между прочим, была самая настоящая зима, не считая кое-где все еще высокой радиации), и полное непонимание, как теперь выбираться.
"И кстати, скоро рассвет".
Трещина оказалась длинной и кривой - по приблизительной прикидке Валентины, до ее конца она добралась только через полчаса, а ведь старалась двигаться быстро. Зато в конце действительно можно было выбраться по промерзлой осыпавшейся земле. Оказавшись наверху и осмотревшись, Семенова тихо и ясно высказала все, что она думала об этой ситуации вообще и о пауках в частности. Небо на востоке уже окрасилось ярко-розовым.
День обещал быть ярким, ледяным и ясным.
Впрочем, она знала местность. Невероятное везение, но факт. Был тут один подвальчик, только чуть-чуть пройти, да дом обогнуть, и раз уж на станцию она не успевала, может быть, это был не такой уж плохой вариант...
- Б*я! - нет, ну вот как это все было назвать?! Валька уже привыкла одновременно смотреть во все стороны и на небо, но вот чтобы упыри десантировались из окна второго этажа... Ладно, не упыри. Только один упырь, но сегодня явно был их день, точнее, их ночь. Она даже из автомата-то выстрелить не успела толком, - впрочем, успела отскочить, не давая прижать себя к земле, - как тут из того же (или соседнего, поди их разбери) окна вывалился второй. И это было уже совсем неудачно.
По сути, сейчас надо было просто добраться до укрытия. Принимать бой... не очень умное решение. Неизвестно, когда она тут еще соберет, а восход был уже очень близок. И тут, боковым зрением, она заметила... ну, скажем так, человека. Парень это или девушка, понять сходу было нельзя, да и значения особо не имело. Условным жестом подняла руку - не стреляй, мол. Не надо! А потом, не поворачиваясь к тварям спиной и держа автомат наготове (даже перезарядить его осмелилась, раз уж второй человек обнаружился) медленно направилась в сторону подвала.
- Там есть, где укрыться, железная дверь с другой стороны, - очень ровно ("не спровоцировать, только не спровоцировать!") проговорила Валя. - Отступаем туда.
В какой-то момент ей даже показалось, что план сработает. Они уже успели пройти некоторое расстояние, как тут... ну, все стало как всегда. Не везет с самого начала, так и дальше везти не будет. Упыри надумали-таки атаковать и прыгнули, оба, одновременно. Здоровенные лапы мелькнули перед лицом, женщина упала на землю, перекатом выигрывая себе расстояние для стрельбы, ну или пытаясь это сделать, потом открыла огонь - неприцельный, просто, чтобы задержать этих уродов... но вообще-то расклад был плохой. Очень. Она категорически не успевала.
Если только не вмешается неизвестный сталкер.

+1

4

Анна направилась вдоль дома, прижимаясь к стене, и держа свой ВСВ наизготове, девушка была готова в любой момент рвануться обратно, в убежище. На сегодня одной смерти достаточно, и Бес явно не стремилась присоединиться к Толику, да и навещать праотцев она пока еще не готова, мандаринцики дома забыла. Конечно глупо прятаться в тени ночью, особенно от всяких тварей, но так было уютнее. И девушка совсем вжалась в стену, когда прям из под земли показалась сначала человеческая голова, а после и все остальное. Только вид у человека был какой-то странный, Ага замерла неподалеку приглядываясь, костюм сталкера был в чем-то белом, и тут девушку осенило, паутина. «Этож каким нужно быть счастливчиком, чтобы сначала вляпаться в это дерьмо, а потом еще и выбраться из него умудриться?». Бессоновой уже стало казаться, что пора сваливать обратно, раз у человека все хорошо, выстрелы прекратились, от паука судя по всему, сталкер удрал, значит и с остальным справится. Бес подняла глаза на небо, на самой кромке горизонта, небо начинало переливаться разными, яркими красками, скоро будет рассвет. Воистину красивое зрелище, но настолько же опасно, сколь притягательно, нужно торпиться.
- Б*я! – из окна вывалились два Упыря. Аннушка мысленно согласилась, «Действительно, блять! И не поспоришь». Новые «действующие лица» не позволили Анне уйти, девушка поудобнее перехватила свой ВСВ. И тут сталкер ее заметил. Человек сделал примирительный жест рукой, давая понять, что стрелять в него не стоит. А Аннушка и не собиралась, ствол ее автомата был направлен на двух тварей.
- Там есть, где укрыться, железная дверь с другой стороны, Отступаем туда. Голос сталкера был спокойным, тихим и каким-то примиряющим, а еще женским, даже не смотря на искривления от противогаза, он показался Анне достаточно приятным. «Вот прям таки "да ты что!"» подумала девушка, но в ответ только кивнула, сейчас лишние слова произносить не стоило, хотя глупо ждать того, что твари вдруг передумаю нападать. Их двое на двое, нельзя сказать, что у людей особое превосходство, только оружие, но если твари слишком голодны, их этот факт ни чуть не остановит.
Твари медлили, девушку успели дойти, вернее «допятиться»  аккурат до того самого магазина, Аннушка улыбнулась «какая ирония, два убежища в одном доме, кто бы мог подумать» вот только ее, Аннушкино, убежище было ближе, и они сейчас находились практически напротив. Но тут Упырям взбрело в голову атаковать, они оба бросились на ближайшего к ним сталкера. Бессонова расслабившись, упустила драгоценные секунды, за которые незнакомка успела сделать перекат уходя от атаки монстров, и открыла огонь. Аннушка открыла огонь на долю секунды позже, выстрелила очередью, выпуская почти весь магазин. Это заставило одного из монстров остаться лежать на асфальте, недалеко от девушки, а второго отступить на некоторое расстояние. 
Анна рванулась к сталкеру помогая встать, и негромко прошипела сквозь зубы.
-За мной, тут ближе. – И рванула в магазин, петляя между стеллажами. Новая незнакомая личность не казалась раненой, Упыри ее вроде как не задели, а значит Анна могла рассчитывать на быстрое передвижение, и следование за собой. Она и так уже много сделала для этого человека, так что сидеть и нянчится или бегать и мстить оставшемуся упырю, девушка не собиралась, хочет, пусть сама тварь добивает. Бес добежала до подвальной двери, за пару секунд открыла ее и оглянулась, чтобы узнать, ждать сталкера или нет.

+1

5

- За мной, тут ближе.
Да ближе так ближе. Ставить под сомнение, рассуждать, думать, почему ближе "тут", а не "там", времени не было. Оставалось только надеяться, что неизвестная "коллега" знает, что говорит.
А что, бывало ведь, и направления путали. Когда на тебя что-то зубастое и непонятное скачет, попробуй-ка сориентируйся. Но вот такие сомнения сейчас Валентина тоже себе позволить не могла.
Тут бы успеть - между полками какого-то магазина, да еще так, чтобы не потерять из виду новую знакомую, да еще не след в след за ней, а параллельным проходом - не все твари были способны думать быстро, для некоторых отлично подходила поговорка про двух зайцев, за которыми погонишься, ни одного не поймаешь. Действительно - пока зверюшка думала, кто из потенциальной добычи вкуснее, порой как раз удавалось улизнуть.
Сработало ли сейчас именно это правило, или удача, или другое что - Семенова не знала. А в дверь открытую успела, шмыгнула, захлопнув, заперла ее за собой.
- Пффф... Приехали, - шумно выдохнула она в противогаз, рассматривая теперь свою "подругу по несчастью". Или по счастью, тут как посудить. Ну, застрять наверху днем - радости мало, но если выбирать между этим и превращением в чей-нибудь завтрак...
- Это... благодарю, - Валентина не особо умела красиво выражать благодарность, да среди тех, кого она знала, и не требовалось такого. Хватало простого кивка, да понимания, что в другой раз - ты этому человеку поможешь. Но женщину она видела впервые и хотела начать знакомство нормально. В конце концов, им тут сейчас часов этак семь "отдыхать", а потом еще неизвестно, какая дорога до метро получится. - Семенова, - протянув руку, в знак приветствия и мирных намерений, назвалась Валя и прибавила. - Как тебя угораздило-то?
Ясно, что именно "угораздило". Наверху поодиночке только психи ходят, да такие вот неудачники вроде Валентины. На психа женщина не тянула.
Снаружи что-то гремело и стучало, даже через толстую дверь было слышно. То ли мутанты решили друг друга сожрать, в честь неудавшейся добычи, то ли просто магазин разносили по кусочкам. Сюда они добраться, конечно, не могли, хоть и явно хотели, судя по ударам и скрежету по двери - вообще, место было нормальным, обычное такое укрытие. Летом бы вообще не проблема тут день пересидеть.
Но сейчас была зима. Январь. Новый, две тысячи тридцать третий, так его, год недавно отмечали. Вот уж повод для радости... да не о том речь.
- Слушай, я этого укрытия не знала, как ни странно. Чего тут со складом - есть что, или наверх, в магазин лезть надо?
В некоторых подобных укрытиях, действительно, создавался своеобразный склад - кто ими пользовался, оставляли что могли для следующих вынужденно заглянувших. Не то, чтобы часто, но случалось такое. Однако, куда более распространенными были "норы" совсем другого типа - просто пустая комната с надежной дверью, а чего тебе нужно - хоть горючие материалы те же - иди да ищи сам, где придется.

0

6

Новая «знакомая» оказалась смышленой, первым делом попав в убежище, захлопнула за собой дверь, у самого носа Анны. Бес мысленно хмыкнула «Значит не новичок, привыкла решать проблемы по мере их наступления, ни секунды не потеряла. Сначала обезопасила себя от проблемы номер один, затем уже огляделась в поиске новых, похвально, похвально»
-Это...благодарю. – с небольшой заминкой произнесла сталкер. Бессонова улыбнулась и кивнула, принимая благодарность, все таки мелочь, а приятно.
-Семенова – протянула руку женщина. Анна без колебаний ответила на рукопожатие. Эта особо вызывала у нее явную симпатию.
-Бес. Эм… - девушка замялась, ей вон как, по фамилии, так сказать почти официально представились, а она прозвищем тут своим… Обычно Анну этот факт не очень-то смущал, да и как Беса ее знает куда больше людей. Но сегодня девушка решила, знакомиться, так знакомиться.
-Анна.
-А угораздило по глупости, как говориться: «Послушай мужика и сделай по своему». А я дура, послушала… И идиот этот, будь земля ему пухом, сгинул и я в…кхм…не завидном положении. Дерьмовая сегодня ночь, не нужно было никуда сегодня идти.
-А ты чего такая симпатичная? Новый писк моды, а я и не в курсе? – с улыбкой проговорила Бес кивая на паутину оставшуюся на костюм Семеновой.
Аннушка подошла к столу, нащупала спички и керосиновую лампу, зажгла ее. Девушку всегда мучил вопрос кто и где добывает керосин для этой лампы…
Убежище осветилось неярким светом.
Анна подошла к двери, за которой что-то нещадно грохотало и посмотрела на  стену. После ее последнего «посещения» в убежище побывало 3 человека, один из которых уже ныне покойный. Бес взял гвоздь, который лежал тут же на полу и нацарапал ниже: «Бес + (Семенова)» и еле вспомнить дату, вывела ее рядом. Бессонова вздохнула. «Сдала место…Ну и ладно, человек вроде не плохой, придется объяснять правила пользования…»
-Не возможно знать все. – Бес сняла противогаз и плюхнулась на матрац у дальней стены.
-Под столом есть ящик, загляни туда, может найдешь чего стоящего. Только в замен не забудь чего-нибудь оставить.
Бес достала один полный магазин и банку консервов и бросила. Семеновой и от меня гостинец положи, пожалуйста.
Анна кивнула в сторону оставшихся двух матрацев.
-Располагайся, будь как дома. Будем сидеть с тобой и страшилки у «огонька» рассказывать. – Аннушка грустно улыбнулась. – Времени у нас с тобой море.

+1

7

Инвентарь

Облачен в тяжёлую броню штурмовика, а именно: руки и ноги защищены бронепластинами, также, большое количество брони установлено в районе грудной клетки, на голове капюшон, поверх которого надета каска. Сзади находится баллон с кислородом. На поясе висит запасной противогаз. Вооружен шестизарядным полуавтоматическим дробовиком.

По городу-призраку, шатаясь, словно пьяный, шел человек. По крайней мере это существо из железа имело руки и ноги. В целом - гуманоид.
Тяжелый, бронированный костюм на нем был серьезно поврежден: на спине виднелись следы чьих-то когтей, словно кто-то или что-то пыталось вцепиться в броню. В районе груди и на ноге также виднелись повреждения, но по сравнению со спиной - здесь все бронепластины были напрочь смяты. Баллон с кислородом который должен был находится на спине - отсутствовал, о его наличии напоминал лишь респиратор, который был так же сломан и болтался где-то у шеи.
С мерзким скрежетом стальные пластины отваливались и падали на землю. На звуки то и дело сбегалась разная живность, желая полакомиться законсервированной пищей. Благо пока что основными желающими оказались кикиморы, которые то и дело подбирались все ближе и ближе к человеку. Правда они спешили ретироваться как только незнакомец открывал пальбу в их сторону.
- Вот же - он сорвал с шеи респиратор. - Заебал...
Кикиморы хоть и были трусливыми, но с каждой минутой их становилось все больше. Через пару мгновений за человеком увязалась целая свора мутантов, которые начинали наглеть и лезть под пули. Тем более что боезапас был не бесконечный.

***

Вооруженный отряд Рейха успешно продвигался по направлению ко входам на станции Красной Линии. Всего в отряде было шестеро: Фридрих, Вильгельм, Дизель, Крот, Череп и Ганс. Пятеро из "немцев" были одеты в обычную военную униформу рейха и имели при себе лишь автоматы и пистолеты. Основным огневым потенциалом в данной операции был наделен Ганс. Он был вооружен шестизарядным полуавтоматическим дробовиком и так же был экипирован в тяжелую броню штурмовика.
Отряду было необходимо оборудовать несколько наблюдательных пунктов на Поверхности. Снайперы и разведчики Рейха должны были следить за передвижениями сталкеров с Красной Линии, ибо это было очень важно в связи с амбициозным проектом Красных - "Сверхдальний".
К счастью, Ганс должен был лишь обеспечить безопасность отряда. В его обязанности не входила разведка и добыча сведений, тем более что в этом деле он все еще слишком зелен. Так же в случае опасности, тяжелый штурмовик ОБЯЗАН брать весь удар на себя.
- Donnerwetter! Ганс, ты должен идти вперед!
Того кто любил ругаться на немецком звали Фридрихом, он являлся негласным лидером данной экспедиции. Впрочем, никто так и не высказал недовольства по поводу того, что бразды правления были так нагло взяты в руки обычного разведчика. Еще будучи на Тверской, Ганс хотел выступить против новоявленного "командира", но в конце концов решил не портить всем настроение перед вылазкой. К тому же, в случае каких-то проблем все дружно скинули бы всю вину именно на Фридриха. Любишь командовать, люби и огребать от Фюрера.
Что-то пробубнив в респиратор, Ганс зашагал вперед не забыв при этом "случайно" толкнуть Фридриха в плечо.
- Прошу прощения, mein Führer - тут же съязвил пехотинец. - Больше не повториться
Весь отряд дружно заржал над Фридрихом который в свою очередь, решил сдержать свой праведный гнев. Оно и понятно, сейчас любому из отряда хватило бы одного удара от Ганса чтобы отправиться в нокаут. Такое вполне могло случиться, ибо многие бойцы в Рейхе связаны очень непростыми отношениями. Сегодня ночью в казарме могут втихую от офицеров - бить друг другу морды, ну а на следующий день бок о бок стреляться с Красными. Ничего удивительного в этом нет.
Позитивный настрой у всего отряда спал как только со стороны многоэтажки показалось летающее нечто.
- Вичуха! Вичуха! В укрытие! - закричали бойцы, нацелившись на "птичку".
Ганс вскинул дробовик и начал ждать пока мутант не подлетит поближе. В то же время все разведчики разбежались по укрытиям и открыли беспорядочную стрельбу по пикирующей вичухе. Вичуха яростно заверещала: несколько пуль угодили ей в тело. Она стала выписывать хаотичные виражи, пытаясь как можно скорее набрать скорость и снизиться над отрядом рейховцев.
Тварь резко спикировала на одного из разведчиков, своим огромным клювом снеся остатки кирпичной стены за которой бедняга и прятался. Ганс развернулся и выстрелил несколько раз из дробовика. Попал или нет, тут было неясно. Бестия словно и не чувствовала никакой боли. Она с легкостью взмыла в небо вместе с Вильгельмом и полетела в сторону многоэтажек. На фоне белого здания было видно, как она разорвала парня на две части.
- Сука! Твою-ж мать! - Фридрих наверное впервые за долгое время не пользовался немецкими словечками. - Отступаем! Оно возвращается!
Командир-самозванец бросил автомат автомат в сторону Ганса и с воплями побежал в сторону Тверской. К сожалению(или к счастью?), вичуха тут же заприметила бегущую добычу.  Она совершила крутой вираж и обрушилась на неё всем своим весом. Будучи придавленным такой огромной тушей, Фридрих не мог пошевелиться. Хоть на помощь "товарищу" никто и не спешил, в любом случае ему бы ничего не помогло. Недолго думая, вичуха вонзила свои когти ему в спину и снова взмыла в небо.
- Отходим во дворы! Быстро! - закричал Ганс, перезаряжая дробовик. - Вашу мать, бегом!
Увидев окровавленное тело Фридриха которое сейчас томилось в когтях твари, бойцы тут же побежали врассыпную. Никто даже и не слышал Ганса, а если и слышали то им было глубоко наплевать на его приказы. В тот момент каждый спасал свою шкуру, а расстреляют на Тверской за дезертирство или нет - это уже потом узнается.
Пехотинец продолжал что-то кричать им в след, но это потеряло всякий смысл когда огромная тень нависла прямо над ним. Когтистые лапы впились в спину, насквозь пробив бронепластины, и Ганс почувствовал, как асфальт уходит у него из-под ног. Несмотря на тяжелую броню, вичуха с легкостью устремилась ввысь вместе со своей добычей. В панике, Ганс сумел извернуться и выстрелить твари куда-то в область шеи. Заверещав от боли, бестия выпустила его из своих когтистых лап.
Высота к тому времени была приличная. Рейховец мертвым грузом упал на крышу ржавого грузовика, чудом не задев фонарный столб.

***

Ганс продолжал ковылять по улице с дробовиком наперевес. Невольно он задумался "А выжил ли кто?", но ответ на этот вопрос нашелся почти сразу же. Около многоэтажки он наткнулся на изуродованные тела Дизеля и Черепа.
- der Volltrottel... - выдохнул рейховец, переступая через труп.
Найденная Гансом "поляна" очень понравилась многим кикиморам, несколько даже начали разборки между собой из-за еды. Лишь самые упрямые твари продолжали ползти вслед за раненным пехотинцем, который к тому времени укрылся в каком-то заброшенном магазине.
Ганс съехал по стене на пол и взявшись за резину, сорвал противогаз с лица. Ибо он скорее раздражал чем приносил какую-либо пользу.
- Свежий воздух...свежий...воздух - бормотал пехотинец. - Когда же еще так подышать смогу
Полной грудью он вдохнул горький, холодный воздух. Затем судорожно закашлял, пытаясь сплюнуть накопившуюся во рту, кровь.
Потерять сознание Гансу помешала одна из особенно наглых кикимор. Тварь подползала все ближе и была уже готова наброситься на него, но в конце концов она напоролась на ствол дробовика.
Прозвучал выстрел.

+2

8

- Да Бес так Бес, - хмыкнула Валентина, когда, чуть замявшись, подруга по несчастью назвала свое настоящее имя. - Как удобней.
У них-то на Спортивной вместо позывных - номера использовались, не номером же ей сейчас было называться. А по имени - так вроде бы не романтическая ночь у них намечалась (и даже не романтический, э... день), чтобы ее Валей звать.
- А угораздило по глупости, как говориться: «Послушай мужика и сделай по своему». А я дура, послушала… И идиот этот, будь земля ему пухом, сгинул и я в…кхм…не завидном положении.
Семенова кивнула, мол, ясно все. Ну, а что здесь еще говорить было? Выражать свое сочувствие этой Анне-Бесу? Да нахрена оно ей сдалось, ее сочувствие формальное? Напарника ее Валя знать не знала, так откуда тогда искреннее сожаление-то?
"А на положение свое не ругайся, - морали вслух читать тоже смысла не было, так что ограничилась Семенова мыслями на тему. - Ты ж, между прочим, жива, цела, я тебя покусать пока тоже не думаю. Знаешь, для Поверхности - вполне сойдет у нас с тобой положение. Холодно только вот... да и фиг с ним. Попозже попробуем что-нибудь из магазина нарыть, горючего".
- А ты чего такая симпатичная? Новый писк моды, а я и не в курсе?
- Угу, - принимая ее тон, кивнула Валентина. - Скоро все так в Полисе ходить будут, станем наверх еще за паутиной лазить, модницам на наряды.
А насчет того, чтобы положить "подарок" следующим поколениям - хорошее было правило. Верное. Магазин и консервы от Беса, бутылка чистой воды и тщательно разделанное и высушенное крысиное мясо, ровно половина от того, что имелось (и ничего носом вертеть, между прочим - все их ели) - от нее. Нормально.

- Располагайся, будь как дома. Будем сидеть с тобой и страшилки у «огонька» рассказывать. Времени у нас с тобой море.
- Попозже надо будет выйти, как там стихнет все, - отозвалась Валя. - В помещении светом нас совсем уж долбануть не должно, а чем топить поискать надо. Не то мы тут с тобой к ночи в это превратимся... В мороженое, - она улыбнулась под противогазом, одними глазами. - Помнишь, было?
"Сколько лет хоть тебе? Как мне, где-то, вроде? Тогда помнишь".
- Откуда сама-то?

Но завести длинный разговор в стиле "куда-то надо девать время и на что-то отвлекаться" женщинам не дали. Стихший было шум наверху возобновился с новой силой. Кто-то там возился, шуршал и шумел... проверять Семенова желания не имела. Никакого. Ровно до тех пор, пока там не прозвучал выстрел.
Да, собственно, и после этого - не имела.
У них тут, знаете ли, была закрытая дверь, полное отсутствие мутантов, и даже своеобразный такой уют - по сравнению с тем, что творилось снаружи, разумеется. Но...
Выстрел - это человек.
- Там день начинается, - мрачно сообщила Валентина напарнице, будто та и сама не знала. - Прикроешь, да? Надо посмотреть.
Паскудно это было - днем человека наверху оставлять, если укрытие в считанных метрах. И Бес тоже наверняка это знала. А вылезать все-таки не хотелось.

- Ну охренеть теперь, - очень тихо, себе под нос, пробурчала Валентина, когда увидела новых "посетителей" магазина. Какой-то мужик (предположительно), в развороченной тяжеленной броне, за которым тянулся кровавый след, и несколько штук кикимор поблизости. Ну, и что его, тут, что ли, оставлять? Правда, наталкивал такой костюм на разные малосимпатичные мысли откуда-то с занятий по политической грамотности...
Но это все потом, пожалуй. Да и некогда было его особо рассматривать.
Двоим здоровым и вооруженным людям кикиморы особой проблемой не были. Так вот, пока сюда не набежал еще кто-нибудь "поинтереснее", стоило, пожалуй...
- Слушай, я одна его во всей этой... - Валя не нашла правильного и достаточно яркого определения для того, что на мужике было надето, и просто похлопала себя по одежде, - Не упру. Давай вместе, тихо вроде. Ты это, держись давай, - это мужику уже, на случай, если слышал. - Тут убежище в трех шагах, обидно же, если что.
Им, можно сказать, повезло невероятно. За все время, пока они отступали обратно в убежище (а это только в книгах, которые и сама Валя порой сверху таскала, можно легко, быстро и, главное, бесшумно кого-нибудь куда-нибудь отнести), к ним больше никто из "местных" не заглянул.

0

9

Новая знакомая уже начинала нравиться Анне, шутки понимает, даже поддержать умеет, да и от общих правил не открещивается. Бес одобрительно кивнула, наблюдая за тем, как Семенова «сделала свой вклад».
- Не то мы тут с тобой к ночи в это превратимся... В мороженое… Помнишь, было?
После этих слов Бессонова мечтательно закатила глаза.
-Такое то и не помнить, шутишь!
Аннушка представила себе этот вкус и на пару секунд погрузилась в мир детства. Парк…качели…мама с папой…солнце яркое, которое не слепило глаза. Хотя Аннушке грех жаловаться, ее глаза еще помнили солнце, и находясь на ярком свете девушка не слепла, вернее слепла только первое время, потом глаза адаптировались. Конечно, видела она при солнечном свете на порядок ниже, чем в глубинах метро, но видела. Мысли Анны текли уже в каком-то своем русле… Девушка даже благополучно пропустила следующий вопрос от собеседницы. В чувство Аню привел сначала какой-то шорох, а затем окончательно вывел из забытья выстрел. «Нашла время философствовать, чай не дома»
Раз стреляли значит человек, человек днем, очень интересно, а Аня уж было подумала, что двух таких неудачников как она с Семеновой, за один день это более чем много, но судьба – дама с характером. Бес уже подбирала слова, чтобы предложить рискнуть шкурами и выглянуть, но Семенова оказалась проворнее.
- Прикроешь, да? Надо посмотреть.  – Бессонова лаконично кивнула. И отправилась следом за новоявленной напарницей.
Сюрприз их ожидал еще тот, человеческая консервная банка, и пара кикимор, явно желавшие этой «консервой» подкрепиться. При ближайшем рассмотрении человек Анне показался подозрительно похожим на рейховца. Девушка даже слегка подернула плечами, не очень то она любила этих типов. «Может не стоит его к себе переть? Мало того что из Рейха, так еще и явно идиот, вон…без противогаза валяется.» - предательская мысль была быстро отогнала и ринулась помогать Семеновой. «Товарищ идиот» как мысленно окрестила его Аня, оказался тяжелее, чем был на первый взгляд, переть в убежище его пришлось волоком.
-Да уж, ну и наследили же мы, наверняка сюда кто-нибудь припрется полакомиться кикиморами. Хорошо что хоть не этим закусят, - Бес кивнула в сторону мужчины.
-Мать моя женщина, ну и натаскала я сюда народищу, дело дрянь. – пробубнила себе под нос девушка, и чуть громче добавила – Ну и что мы с этим «Счастьем» делать будем? Из консервы распаковывать?

0

10

А смерть всё не приходила.
Пехотинец моментами даже жалел начал что выстрелил в несчастную кикимору. Ведь благодаря мутанту, смерть наступила бы куда быстрее. Не стоило сомневаться, остальные мутанты с радостью присоединились бы к трапезе. Может быть начали бы грызть друг друга из-за добычи, а там уж и уменьшиться популяция кикимор на поверхности.
От смерти были одни лишь плюсы.
Взгляд Ганса плыл, и он чувствовал, как сознание с тошнотворной скоростью покидает его. Выпустив из рук бесполезный дробовик, он попытался найти боевой нож. Сунул руку под железо, безрезультатно.

- Жалко... - выдохнул пехотинец с тоской глядя на свою окровавленную ладонь.

Полной грудью вдохнуть Гансу очевидно мешали ребра, перелом которых он успел заработать после кратковременного полёта в компании озлобленной Вичухи. Вариантов в той ситуации было и правда мало. Либо ты падаешь на землю, либо тварь тебя разрывает на две части. Сейчас второй вариант рейховцу казался не таким уж и плохим. Выстрелив мутанту в шею, он лишь оттянул неизбежное.
Перед тем как отключиться, пехотинец почувствовал что его куда-то волокут.

***

- Wir sind des Geyers schwarzer Haufen, - начал петь один из унтер-офицеров.

- Heia, hoho! - подхватили бойцы, шагающие вдоль платформы.

- Гимн войск СС, - начал объяснять старик. - Многие новобранцы не понимают о чем поют, но это поднимает боевой дух!

Ганс сидел у казармы и наблюдал за всей процессией. На Тверскую прибыли целые отряды новобранцев. Все ребята с  трепетом наблюдали за каждым движением унтер-офицеров, внимательно слушали и выполняли их указания. Словно натянутые струны, молодые шагали вперед и продолжали напевать гимн.

- Und wollen mit Tyrannen raufen, - продолжали петь новобранцы. - Heia, hoho!

Напротив Ганса сидел учитель истории который назвался Ильей Степановичем. Староватый мужичок, чье лицо было покрыто глубокими морщинами. На голове было пару волосинок, на переносице очки. Черная форма на нём выглядела нелепо, но благодаря ей старик выглядел не таким уж и дряхлым.

- Пускай приезжают, - улыбнулся учитель, разглядывая новобранцев. - Вот увидите, скоро сюда со всего метро будут ездить. Целыми семьями!

Ганс лишь молча кивал. Его немного раздражал этот бессмысленный трёп, но все же решил не прерывать мечтания Ильи Степановича, пусть дедуля порадуется. Тем более что к нему многие хорошо относились. Даже офицеры Рейха отмечали любовь учителя к построению национал-социализма в Метро. Пехотинец и не посмел бы что-то высказать против даже если очень хотелось.

- Ганс! - раздался крик на платформе, - Бегом в оружейную!

***

- Heia, hoho... - пробормотал пехотинец.

Приступ густого кашля начал разрывать глотку. Очнувшись после долгого (или не очень?) забвения, Ганс почувствовал жуткую боль в области грудной клетки. Сплюнув кровь, он попытался отогнать красные круги которые возникали перед глазами.
От жуткой боли и нехватки воздуха его мысли путались, но он все же смог прийти в себя.

- Где-е-е я? - прохрипел пехотинец, мотая головой.

0


Вы здесь » Метро 2033. Новая надежда. » Второй вагон » Не было бы счастья, да несчастье помогло.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC