Метро 2033. Новая надежда.

Объявление


Форум закрыт.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Метро 2033. Новая надежда. » Первый вагон » С Рождеством вас, железо!


С Рождеством вас, железо!

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Название: С Рождеством вас, железо!
Участники: Ганс в роли PzKpfw. VI Tiger, Илзе Дзилтине в роли неприятного сюрприза.
Время и место действия: 7 января 2033 года, станция "Цветной бульвар" (и, возможно, "Трубная")
Краткое содержание: свято место пусто не бывает. Но вышло так, что Рейх и "Савёловская" заинтересовались одной и той же станцией. И послали туда разведывательные отряды в один и тот же день...
Дополнительно: Название - отсылка вот к этой песне

Отредактировано Илзе Дзилтине (2016-06-01 08:28:34)

+1

2

Инвентарь

Облачен в тяжёлую броню штурмовика, а именно: руки и ноги защищены бронепластинами, также, большое количество брони установлено в районе грудной клетки, на голове капюшон, поверх которого надета каска. Сзади находится баллон с кислородом. . Вооружен ручным огнеметом.

Ноги меряли туннель шагами. За долгие годы в метро у многих рейховцев(да и не только у них) была выработана особая походка которая позволяла, не уставая, рассекать бесконечные вереницы шпал. Правда некоторые разведчики всё же жаловались на усталость. В такие моменты они были похожи скорее на детей чем на солдат Рейха.
- Halt die Klappe! - не сдержался Ганс который шел впереди всей "немецкой" процессии. - Скоро будем на месте
Немецкая речь среди простых солдат использовалась редко. В основном из всего немецкого языка многие знали лишь ругательства. Лишь офицеры могли себе позволить говорить почти без акцента, что скорее раздражало чем приводило в восторг.
Разведчикам для этой операции предоставили автоматы Калашникова(опять же собранные на Кузнецком Мосту) и пистолеты Макарова. Всего их было четверо(не считая Ганса). Черные комбинезоны, свастики на рукавах, лица скрыты платками и светозащитными очками, не узнать разведчиков Рейха было невозможно. Сам же Ганс выделялся на их фоне больше из-за своих размеров. Тяжелая броня делала из него чуть ли не великана, задача которого - принимать весь огонь на себя. Еще в оружейной на Тверской ему был выдан кустарный пневматический огнемёт. Ганса до сих пор не давал покоя вопрос - "Неужели придется выжигать всю станцию?"
Рейховцы шли медленно, стараясь больше не привлекать лишнего внимания. Ведь всем было известно что в туннеле к Чеховской начало твориться что-то неладное. Пропали бедняки, обитавшие в этом самом туннеле. Все бы подумали что старики убрались куда-то подальше от Чеховской, если бы не следы крови которые были обнаружены предыдущей разведгруппой.
Как ни странно в туннеле сейчас было тихо, даже слишком. Это лишь напрягало и без того обеспокоенного Ганса, который так и не смог предположить на кой черт ему выдали огнемет.
- Мы уже на месте - констатировал Ульрих. - Осматриваем станцию
Ульрих являлся одним из опытных разведчиков Рейха. За несколько вылазок на Поверхность он успел заработать себе репутацию опытного охотника. В казармах часто травили байки о том что он в одиночку прикончил двух Стигматов. В такие моменты, Ганс обычно отворачивался и накрывал себе голову одеялом или подушкой. Выдумщиков и подхалимов он никогда не любил. А Ульрих был таковым еще с самого прихода на Тверскую.
Секунд пятнадцать Ганс осматривал пространство впереди с помощи налобного фонаря, соображая, обитаема ли эта станция в данный момент или же нет. Вскоре его взгляд упал на окровавленную тряпку, валявшуюся в углу. Пехотинец выставил огнемет перед собой и сделал несколько шагов вперед. Разведчики заметили заметили обеспокоенность Ганса и так же направились в ту сторону.

+1

3

- Нет, никто не выходил, - пожал плечами ганзейский пулемётчик на входе в тоннель. То есть пара десятков человек, пытавшихся обжить "Цветной бульвар", попросту исчезла. Возможно - и почти наверняка - это дело рук Рейха. Эти ребята даже в метро выделялись своей любовью к избиению беззащитных...

Оставалась, впрочем, и другая возможность, ничуть не более радужная. С "Цветного бульвара" есть переход на станцию "Трубная", которая расположена на практически не исследованной салатовой ветке. И в прошлом через этот самый переход и к "Чеховской", и к "Менделеевской" наведывались мутанты.

Столкнуться с нацистской зондеркомандой - ну или с мутантами - предстояло... нет-нет, совсем не сталкерам, а пятерым разведчикам, посланным с "Савёловской". Двое автоматчиков с "калашами", один стрелок с "Вентилем", а также гранатомётчик ("Медвед" плюс "Подонок" на всякий случай) и Илзе с "Велопалом", "Ашотом" и лопаткой. Ко всему этому имелось несколько шашек ТНТ - если обнаружится, что в исчезновении жителей виноваты мутанты, группа должна была по возможности подорвать переход на "Трубную".

Перед последним поворотом на станцию Илзе дала последнюю команду:

- Подходим тихо. Если блокпост - отступаем. Ещё не хватало, чтобы они дрезину подтянули...

Но никакого блокпоста на входе не оказалось. Разведчики осторожно поднялись на платформу, Илзе включила фонарь и... все сразу поняли, что произошло. Прямо посреди станции лежала куча изодранных трупов и тряпья, бывшего их одеждой. Гранитный пол был покрыт бурыми лужами. Нет, "чистильщики" из Рейха работали не так.

- Господи...
- ***! Ну, это мутанты. Идём подрывать переход.

- На месте! - прошипела Илзе, садясь за платформу. На встречном пути блеснул луч фонаря - кто-то тоже осматривал станцию. По счастью, аварийное освещение на "Цветном бульваре" было весьма и весьма тусклым, так что был шанс остаться незамеченными. Или всё-таки нет? Илзе не соибралась ждать ответа и начала готовиться к бою:

- Так, вот и Рейх... Оставайтесь на рельсах. Игорь, ты на левом краю. Выбивай огнемётчиков. Арутюн, справа. Стреляй наверняка. Лось, Виктор - готовьте шашки. Выбьем броню. Стрелять только по моей команде!

Сама Илзе, сбросив рюкзак на рельсы, выскочила на платформу и засела со всем арсеналом за одной из колонн. Взяв в руки "Ашот" и убедившись, что весь её отряд готов к бою, латышка подала голос:

- Кто идёт? Назовись!

+1

4

Повсюду была кровь, разбросанные лохмотья и человеческие останки. Было очевидно, мутанты здесь были и скоро вернуться за добавкой. Или же сатанисты с Тимирязевской добрались сюда и провели здесь свои "обряды", но где тогда пентаграммы и сами фанатики? С ними встретиться было бы куда приятней чем с упырями или кикиморами с Поверхности.
- Нужно вернуться и доложить - Ульрих склонился над останками, - Пока не поздно
- Ага, сейчас - подал голос молчавший до этого Людвиг, - Мы еще всю станцию не осмотрели
- И что?
- Рудольф со своими тоже вернулся вот так вот, - Людвиг подошел к останкам, - Теперь все дружно драят нужники на Тверской
Разведчики  так и продолжали бы спорить вполголоса, но их прервали. Внезапно вся группа заметило какое-то движение впереди. Тусклый аварийный свет не позволял разглядеть, кто там копошится впереди. Поднявшись на платформу(не без помощи конечно же), Ганс всмотрелся вдаль, но мрак вокруг него как будто стал гуще.

- Готовимся! - шепнул пехотинец, - Хрен пойми кто это

Разведчики встали на свои позиции. Ульрих остался на рельсах, остальные же заняли позиции у колонн. Выключив фонарь, Ганс вышел из-за колонны, выставив огнемет перед собой. Совсем скоро стало очевидно - это не мутанты. Тупое зверье сразу же набросилось бы на них, тем более что они уже давно раскрыли свое местоположение.
В тишине послышался женский голос.
- Кто идёт? Назовись!
Разведчики переглянулись. Стоит ли отвечать? Возможно стоило бы просто открыть огонь? Командование не отдавало приказов  отбивать станцию. Главной целью бойцов была - разведка. Но некоторые из разведчиков все же предпочли бы перебить неприятелей, кем бы они не были.

- Рейх идёт! - крикнул Ганс, отступив назад к колонне. - Назовите себя!

Ульрих вскочил на платформу и присел рядом с пехотинцем.
- Ты что делаешь? - прошипел сквозь зубы разведчик,

- Отправляйся на станцию, доложи обо всем, - прошептал Ганс, вглядываясь в темноту.

Как ни странно, но Ульрих не стал даже спорить с ефрейтором, хоть он и был такого же звания. Недолго думая, разведчик спрыгнул на рельсы и чуть присев, на полусогнутых ногах - направился в сторону Чеховской. Через минуту Ганс услышал как "охотник" перешел на бег. Зачем подставляться когда есть другие, правда?
- Что вам здесь нужно?

+1

5

Если бы Илзе высунулась из-за своей колонны, она бы увидела чёрные тени, выскакивавшие с противоположного пути и рассыпавшиеся за колоннами. Но это видели Игорь и Арутюн - а сама латышка продолжала прятаться, прислушиваясь к стуку сапог. Даже по нему она могла понять, что в отряде Рейха есть тяжёлый пехотинец. А значит, бой будет крайне жарким...

- Рейх идёт! Назовите себя! - рявкнул характернейший рейховский бас.
- Илзе Дзилтине, разведчик! - выкрикнула латышка. Секрет не велик.

Дальше последовал нечленораздельный шёпот - и вдоль края платформы понеслась чёрная голова. Впрочем, связной быстро понял, что его видно, и скрылся. Не дай бог, его отправили за подкреплением...

- Они отправили связного на "Чеховскую"... - тревожно зашептал Лось.
- Поняла... - кивнула Илзе. - Лось, дай-ка мне один заряд... И детонатор воткни....

- Что вам здесь нужно? - спросил тем временем тот же самый бас.
- То же, что и вам - разобраться, какого чёрта здесь случилось! - прокричала Илзе.

Затем она намотала на рукоять лопаты подобранную с пола белёсую тряпку и выставила получившийся белый флаг сбоку колонны.

- Предлагаю переговоры! - на всякий случай добавила Илзе. И, получив согласие Рейха, наконец показалась во всеоружии. В одной руке она держала лопатку, в другой - заряд с детонатором. Рейховцам должно было стать понятным: любая попытка стрелять повлечёт за собой взрыв - и не один. Какой бы тяжёлой ни была их броня - тринитротолуол разнесёт её на клочки. А мутанты сбегутся на звуки боя и подъедят остальное...

- Огонь только после взрыва, - предупредила латышка Лося и Виктора, прежде чем высовываться.

Впрочем, нацисты не горели желанием устраивать перестрелку. Из-за колонны возник тяжёлый пехотинец, и Илзе пошла к нему навстречу. Переговоры начались...

Отредактировано Илзе Дзилтине (2016-06-05 06:18:53)

+1

6

Из всего услышанного Ганса лишь заинтересовало имя. Цель визита чужаков была стандартной, и возможно даже - выдуманной.

- Илзе... - задумался пехотинец, выглянув из-за колонны.

Невольно в памяти начали всплывать разные имена. Гансу не составило труда вспомнить все те казни на которых он раньше присутствовал. Правда, ничего интересного или захватывающего в этом не было. Обычно на рельсах стояла дощатая платформа на ржавых колесах причем сконструированная так, чтобы пол ее был вровень с полом станции. С потолка свисал крюк на который и накидывали веревку, - а дальше дело за малым. Обычно собиралась целая толпа желающих поглазеть как избавляются от нерусских.
Сделав для себя вывод что всё-таки таких имен он ранее не слышал, Ганс медленными шагами начал выходить из-за платформы. Перед этим обменялся взглядами с разведчиками, которые были готовы открыть огонь в любой момент.
Заметив белый флаг сбоку колонны, Ганс ненадолго остановился. Неужели мир? О таких символах рейховец слышал только из рассказов стариков которые еще помнили мир до Катастрофы.

- Мы согласны! - крикнул пехотинец, продолжив движение.

Рейховцу не нужно было безупречного освещения чтобы увидеть насколько были удивлены его товарищи. Переговоры? Серьезно? Причем разведчиков больше удивил сам факт того что Ганс выступит в роли того самого "посла доброй воли". Причем, неизвестно - доброй ли?
Впервые за долгие годы службы, Ганс поступил так как посчитал нужным. Конечно никто не гарантировал того что офицеры будут в восторге от действий простого пехотинца, но об этом было уже поздно думать.

- Ладно, - вздохнул Ганс, натянув капюшон поверх каски. - Приступим

Навстречу ему вышла та сама Илзе Дзилтине, у которой как ни странно не было явных "нерусских" черт. Это удивило рейховца, который ожидал увидеть совсем другую картину. Впрочем, вскоре он решил прекратить процесс выявления "нерусского", не офицер же он, в конце концов. Задача солдата - убивать.
Девушка была вооружена лопаткой, и если это могло вызвать смех то детонатор в другой руке вызывал скорее всего опасение. Заминированная станция не сулила ничего хорошего. Впрочем, следовало ожидать что незнакомцы решат перестраховаться подобным образом.

- Пропустим обмен любезностями, - Ганс направил огнемет в сторону Илзе. - Вы что-то выяснили?

+1

7

Илзе уже приходилось бывать парламентёром. Но сейчас она почему-то чувствовала себя послом целой страны. В этот раз любое неосторожное слово могло начать бойню - возможно, последнюю для "Цветного бульвара"...

- Пропустим обмен любезностями.
- Да, пожалуй, не стоит, - гадко улыбнулась Дзилтине, подставляя взрывчатку под ствол огнемёта. Теперь солдат, если он не сумасшедший, не нажмёт на спуск. Можно и поговорить...

- Вы что-то выяснили? - осведомился рейховец таким тоном, словно именно он послал латышку обследовать станцию. Это выглядело бы даже смешно, если бы не висевшая в воздухе напряжённость...
- То же, что и вы... наверное, - как можно спокойнее ответила Дзилтине. - Мутанты на "Трубной". Наверняка вы с ними уже сталкивались. Мы или подрываем переход между станциями, либо идём на "Трубную" и осматриваем её. Я бы предпочла второй вариант... Может, объединим усилия?

Никто во всём метро не сказал бы этих слов представителю Рейха... Объединить усилия с этими человеконенавистниками?  Если вы ищете тех, кто перережет вам горло, а потом утопит всю вашу родню в горящем мазуте - вам на перекрёсток "Тверская"-"Пушкинская"-"Чеховская". Даже сатанисты с салатовой ветки (опять эта треклятая салатовая линия!) выглядели лучшими союзниками, чем нацисты.

Но Илзе почти не чувствовала страха. Человеконенавистники или нет - но бойцы Рейха тоже люди. И бой на виду у мутантов начинать вряд ли захотят. Им придётся затаить фирменную злобу и обследовать "Трубную" совместными усилиями. Или уйти, поджав хвосты и прикусив собственную гордость...

- Что скажете? - ещё раз спросила Дзилтине.

+1

8

Ганс оценил жест "доброй воли" от Илзе в тот момент когда она подставила взрывчатку под ствол огнемёта. За все время службы пехотинец встречал множество людей у которых проблемы с головой, и очевидно это был один из тех случаев. Затем поступило странное предложение о зачистке "Трубной", совместными усилиями. И это было странным, никто в метро не захочет вести дел с Рейхом, кроме совсем уж отмороженных случаев.

- Что скажете?
- Нет, у Четвертого Рейха достаточно сил для зачистки любой станции. - спокойной ответил Ганс. - Даже жилой, если понадобиться - на всякий случай добавил он.

В то же время было совершенно непонятно, добрался ли Ульрих до Чеховской? Тот самый Ульрих, который буквально голыми руками Стигматов на Поверхности убивает. Удивительно было как такому выдающемуся бойцу еще орден какой-нибудь не влепили, да и офицерское звание дать не помешало бы. Негоже героям ходить в ефрейторах ходить!

- Придурок, - подумал Ганс. - Надеюсь он сюда на дрезине прикатит вместе с отрядом штурмовиков

Окровавленные тряпки и человеческие останки не сулили  ничего хорошего. Существовала реальная опасность того что придется столкнуться с упырями, или с кем похуже. В Метро обитало множество тварей, неизвестно какая еще дрянь могла мутировать за все эти года.

- А теперь, - пехотинец приблизился к Илзе. - Вы русская? - огнемет был направлен на взрывчатку.

Угрожающий рык раздался слева от Ганса и Илзе. Низкий, глуховатый но громкий и раскатистый, отдающий эхом на всю станцию. К "Цветному Бульвару" приближались(или уже приблизились?) те самые твари, голодные и злые.  Разведчики Рейха которые до этого держали на мушке девушку и её товарищей, оставили это занятие и почти синхронно развернулись в сторону, откуда доносились странные звуки.

- Donnerwetter! - прошипел сквозь зубы пехотинец, развернув огнемет в сторону от девушки.

+1

9

Злые не всегда умны - так же, как и диктаторы не всегда правы.
У. Черчилль

- Нет, у Четвертого Рейха достаточно сил для зачистки любой станции. Даже жилой, если понадобится.
- Не сомневаюсь, - кивнула Дзилтине. Она больше не воспринимала своего визави всерьёз. Раз он настолько туп, что решил развязать бой на глазах у мутантов - пожалуйста, пусть подохнет. И пусть надеется на силы Рейха - ни одна из них его не воскресит.

- Вы русская?

"Похоже, совсем рехнулся..." - с язвительным сочувствием подумала Илзе. Конечно, национальности сейчас имеют самое важное значение! Ведь сила взрыва напрямую зависит от того, русский или латыш зажёг детонатор!..

- Я твоя смерть, мальчик... - процедила Дзилтине, подтягивая левую руку к детонатору. Она успеет выдернуть колпачок раньше, чем противник спустит курок. А дальше Рейх может передавать из братской могилы приветы винтовке и гранатомёту, которые за минуту отправят их к рейховскому дедушке Адольфу...

Но взаимные угрозы были мгновенно обесценены рыком со стороны перехода. Прогноз Дзилтине оправдался: злобная тупость Рейха получила действительный щелчок по лбу. И теперь сама жизнь заставляла принять предложение об объединении усилий...

- Donnerwetter! - зашипел рейховец, наконец обращая оружие в нужную сторону... А латышка, пользуясь этой паузой, со всех ног понеслась за свою колонну. Там, положив взрывчатку на землю, она схватилась за "Велопал".

- Стреляем, как только появятся! - скомандовала Дзилтине своим подопечным. Они, впрочем, ещё не отошли от осознания того, что противник резко изменился. Четверть минуты назад казалось, что стрелять придётся в рейховцев...

+1

10

Раздалось несколько автоматных очередей. Разведчики решили не отсиживаться в укрытии, они вышли из-за колонн чтобы прикрыть Ганса, который одевал респиратор и готовился жечь приближающихся тварей. Свет его фонаря тут же выхватил уродливую морду одного из упырей, который недолго думая, понесся прямо в сторону Илзе и её товарищей. Вскоре сам пехотинец оказался зажат в плотное кольцо мутантов.
Звуки стрельбы оборвал звук ревущего пламени. Звериные вопли сгорающих заживо упырей быстро переходили в хрипы и резко затихали. Огню не требовалось много времени, чтобы выжечь все пространство перед собой. К сожалению, этого оказалось недостаточно. Особенно злые и голодные мутанты все же прорывались сквозь плотное кольцо огня. Приходилось отбиваться от тварей вручную, используя огнемет в качестве холодного оружия.

- Сука! Прикрой! Перезарядка! - послышалось со стороны разведчиков. - Ганс, сюда! Отходи к нам!

Но пехотинец толком ничего не слышал. Какофония визгов и криков заполнила всю станцию. Среди этого побоища сложно было вообще разглядеть кого-либо. Перед глазами Ганса мелькали лишь обугленные морды упырей, которые несмотря на ожоги - продолжали тянуть к нему свои мерзкие лапища. Облако густого, черного дыма начало заполнять пространство станции.

- Колонны! Они лезут на колонны! - кричал разведчик, поливая свинцом одну из колонн. - Стреляй!

Стало совсем худо когда одна особо ловкая и изворотливая тварь прыгнула на Ганса сверху, успев вцепиться ему в плечо. Но прокусить металл упырь так и не успел ибо был срезан автоматной очередью одного из разведчиков. Напичканная пулями тушка мутанта грохнулась на пол, перегородив пехотинцу дорогу.

- Вот же м-м-м - отступая назад, попытался переступить через тушу, но эта идея потерпела фиаско. - м-м-мразь! - тяжелый железный ботинок размозжил череп твари.

Под подошвой что-то отчётливо хрустнуло, отчего на душе стало гораздо легче. Но к сожалению, упыри продолжали прибывать со стороны Трубной.

+1

11

Один готов - теперь прошу второго!
Ю. Домбровский

И рейховцы, и группа Дзилтине предпочли сгруппироваться, чтобы мутанты не могли выхватывать людей поодиночке. А дальше началось crescendo... Залаяли "калаши", захлопали дробовики - но всё перекрыл резкий пронзительный свист огнемёта. Рейховец решил принять бой ровно там, где застала его угроза - он так и остался спиной к стене посреди зала. И теперь практически вся вола упырей - а было их ну никак не меньше сотни! - неслась прямо на него.

Как бы Дзилтине не относилась к Рейху и его солдатам - нельзя было допустить, чтобы огнемётчик погиб. Пока он сдерживает мутантов и отвлекает их на себя - есть шанс расстрелять их без больших потерь. Падёт огнемётчик - и упыри бросятся на всех разом. Сколько человек после этого вернётся на "Менделеевскую"?

Впрочем, все эти мысли не мешали Дзилтине стрелять. По счастью, у неё было несколько зарядов зажигательной картечи, и особо назойливые мутанты, которые решили повернуть направо, получили горячий привет с того света.

- Перезарядка! - предупредила товарищей Илзе, спрыгнув на пути и расстёгивая рюкзак.

Всё-таки плохо без магазинного оружия - если патроны кончаются и в "Ашоте", и в "Велопале", то выключаешься из боя на полминуты.

- Ааррхх! - полурявкнул-полувскрикнул Виктор. Упырь, возомнивший себя летучей мышью, прыгнул разведчику прямо на голову, размозжив её о стену. Пусть его тотчас уложили - группа понесла первые потери убитыми...

- Готовьте взрывчатку! - скомандовала Дзилтине. Это был жест отчаяния. Если волну мутантов удастся пережить - разведчикам придётся отступать, поскольку превосходства в калибре над Рейхом больше не будет. К тому же не получится и взорвать переход на "Трубную"... Но больше ничего не оставалось - и, словно символизируя обречённость, рейховский боец начал отступать к своим, отбиваясь от упырей в рукопашную, словно медведь от собак. Теперь спасти людей могла только взрывчатка...

- Игорь, они на колоннах! - крикнул Лось, указывая на забравшихся под свод станции упырей. Там их действительно было трудно достать с путей - а они могли спокойно дожидаться, пока огонь стихнет. Вот только гранатомётчик в их планы (если можно говорить о планах мутантов) не входил. И первая же шашка, вылетевшая на "рейховскую" половину станции и взорвавшаяся прямо около свода, сбила нескольких тварей на пол, где их было легко добить. Рейховские бойцы в ответ выбросили в сторону своих невольных союзников что-то вроде гранаты - не то чтобы не остаться в долгу (у нас,мол, тоже взрывчатка есть), не то в качестве ответной любезности. Второе получилось на отлично: искорёженных упырей, свалившихся прямо перед разведчиками, не составляло труда добить.

Однако поток мутантов всё не иссякал. Он казался бесконечным - и всем было наплевать, что бесконечности не бывает. Она была прямо перед их глазами - бурая ревущая волна, которая скатывалась на станцию, будто грязевой поток при наводнении...

- Я без патронов! - прокричала Дзилтине, выбираясь на платформу. Теперь из эффективного оружия при ней оставалась только лопатка. Притаившись за углом станции - в отличие от колонн, там вряд ли кто-то появился бы сзади - латышка опустила лопату на шею первого же высунувшегося к ней мутанта. Потом ещё и ещё раз. Наконец, схватившись двумя руками - "удар милосердия" вертикально вниз. Всё, следующий! И тебе в ключицу, и тебе в пасть, и тебе... Каждый получит своё! Дзилтине больше не слышала ни грохота шашек (а Игорь продолжал зачищать ими зал между колоннами), ни стрельбы, ни предупредительных криков, ни рёва упырей. Она даже не сразу почувствовала, что правая рука начала неметь.

- Чёрт, я ранена! - догадалась Илзе, продолжая отбиваться от очередного упыря левой рукой. Сколько таких рукопашных удалось провести без единого ранения - и вот в шестой или седьмой раз не повезло. На четвёртом десятке лет больше нельзя полагаться на реакцию и рефлексы... Но пока ещё силы оставались - и Дзилтине продолжала размахивать лопаткой.

+1

12

Станция "Цветной бульвар", до этого заброшенная и почти ничем не примечательная. До прибытия людей здесь было тихо и темно. Но как известно, человеческая рука дотягивается практически до всего "неизведанного". За короткий промежуток времени вся станция была превращена в самое настоящее поле битвы, где лбами столкнулись мутанты и люди. Причем, и одни и другие имели притязания на территорию.
Острая боль обожгла правое плечо. Один из упырей сумел прорваться сквозь огонь и прокусить железную пластину тем самым добравшись до плоти. Из-за творящегося вокруг хаоса пехотинец толком и не успел почувствовать боль. С трудом отцепив упыря от себя, он продолжил отбиваться от новых тварей которые продолжали прибывать. Порой удавалось выиграть немного времени для того чтобы снова начать выжигать все в округе.  другая тварь тут же набросилась с другой стороны, попытавшись вцепиться в ногу. Мутант тут же был срезан чьей-то автоматной очередью.

- А-а-а-а! - заверещал один из разведчиков.

К сожалению, одного автомата оказалось мало для того чтобы продолжать отгонять от себя упырей. Уже через мгновение они попросту зажали парня к одной из колонн. Летевшие ошметки мяса привлекли внимание многих упырей, отчего Гансу и остальным стало немного легче.
Пехотинец повернулся в сторону людей Илзе дабы оценить ситуацию на той стороне станции, но толком и не успел ничего разглядеть. Очередная тварь всем своим весом набросилась на него. Загородившись рукой, Ганс оказался сбитым с ног. Мощные челюсти мутанта сомкнулись на правой руке постепенно прокусывая металл. Чудищу не составило бы проблем добраться до кости чтобы затем перегрызть и её.

- Сука! - левой рукой рейховец вцепился в морду упыря, - Сдохни! Сдохни! Мразь!

Отчаянные попытки освободится лишь раззадорили мутанта. Упырь разжал челюсти и попытался вцепиться в лицо пехотинца. Ганс сумел сориентироваться и вовремя отвернулся, отчего когти твари сумели лишь сорвать респиратор с лица. Медлить было нельзя, следовало воспользоваться моментом и взять инициативу в свои руки.

- Т-т-тварина! - Ганс со всей злости вцепился двумя руками в морду упыря, а затем резко потянул к себе.

То ли кол-во адреналина в крови в тот момент зашкаливало то ли еще что, но пехотинцу чудом удалось перевернуться вместе с упырем. Мутант оказался придавлен к полу, отчего начал верещать на всю станцию. Тратя последние силы, Ганс приподнялся над тварью и со всей силой начал прижимать её морду к полу.
Услышав верещание, несколько новых упырей обрушились на рейховца сзади. Спина бронекостюма хоть и была хорошо защищена, все же от каждого нового удара она постепенно превращалась в решето.

***

*Туннель Чеховская-Цветной Бульвар*

- Шайзе! - выругался один из пехотинцев. - Заводи дрезину!
По приказу унтер-офицера на ручную дрезину погрузилось пятеро бойцов в черной униформе. Все они были вооружены куда лучше чем разведчики, которым сейчас приходилось выживать в условиях наплыва упырей. Два РПК(ручной пулемет Калашникова), два "Убойника" и один автомат Калашникова. В завершение, на гражданскую дрезину взобрался тяжелый пехотинец, так же вооруженный РПК.
- Вперед! - скомандовал унтер-офицер, освещая небольшой участок туннеля.
Грузовая дрезина, оборудованная своеобразным кузовом в котором и расположились все бойцы Рейха, вскоре тронулась с места.

+1

13

Силы людей были напряжены до предела. Ещё немного - и ни у кого не останется ни сил, ни патронов. Рейховский огнемётчик лежал на платформе, сбитый с ног сразу двумя или тремя упырями, и понемногу приходил в себя - а рядом с ним размахивала лопаткой Дзилтине. Да, опасность заставила Рейх и разведчиков выстроить единый фронт. И стрелковая цепь в виде буквы U продолжала расстреливать мутантов перекрёстным огнём. Лестница на "Трубную" наконец опустела - осталось добить последний десяток! Да, звучит цинично (десять упырей опасны и для блокпоста) - но после полусотни расстрелянных, сожжённых и изрубленных мутантов десяток не выглядел чем-то значительным. И очень скоро последние мутанты отступили к лестнице, а люди могли заняться перевязкой, перезарядкой, перебранкой... впрочем, нет.

Илзе несколько раз казалось, что с "Трубной" доносится далёкий душераздирающий крик - но за рёвом упырей он терялся. Но сейчас она услышала его явственно. Да, там определённо что-то есть!

- Арутюн, ты слышал? - переспросила Дзилтине у снайпера, прислонившегося к стене и чистившего винтовку.
- Да, - кивнул тот. - Это стигматы.
- Их же нет в метро!
- Значит, гермоворота открыты, - пожал плечами Арутюн.

Латышку мороз продрал по коже. Конечно же! Если на "Трубной" открыты ворота - любая нечисть из центра Москвы сразу окажется в центре метро! Да, здесь много оружия - но  ещё больше беззащитных жизней, считающих салатовую ветку разрушенной. И кто знает, какие болезни могут быть занесены с Поверхности...

Пауза. Илзе поняла, что бояться Рейха больше не стоит. Теперь шаткое перемирие и в его интересах - как минимум пока не обследована "Трубная". Если ворота останутся открытыми - конец придёт всей округе. И Рейх будет сметён первым.

Илзе наклонилась над огнемётчиком, который наконец смог подняться на четвереньки:

- Выход с "Трубной" открыт! Там стигматы с Поверхности! - прокричала она как можно громче, пытаясь пробиться через туман, окутывавший сознание оглушённого. - Надо закрыть ворота прямо сейчас!

+1

14

Невольно в голову начали лезть мысли о приближающейся смерти. Отчаяние постепенно опутывала сетями сознание пехотинца, но он старался держаться. Пытаться выжить в этом аду хотя бы до прибытия подкрепления. Впрочем, Ганс сомневался в порядочности и честности бравого "шталкера" которого он пинком отправил в сторону Чеховской.
Что-то звонко хрустнуло под руками рейховца. Морда придавленного им упыря, превратилось в кровавое месиво словно взорвавшись изнутри, забрызгав кровью пехотинца и всех поблизости.

- Всё...всё... - нашептывал самому себе Ганс, словно пытаясь успокоиться.

К тому времени упыри перестали колотить пехотинца сзади. Даже почувствовалась некая легкость в движении, никто более не намеревался бросаться на него. Причиной этого "странного явления" оказалась Илзе, которая бодро размахивала своей лопаткой, отгоняя и раня мутантов.
Ганс начал шарить по полу станции в поисках потерянного огнемета. Жгучее пламя вполне могло навредить отступающим тварям.

***

Дрезина мчалась на пределе возможностей. Громкий рёв мотора сопровождался отборным матом рейховцев, которые то и дело чуть ли не вываливались из грузовой дрезины.
Альберт тем временем докуривал самокрутку, осматривая туннель своим подбитым глазом.

- Скоро будем на месте! - крикнул пехотинец. - Будет жарко!

Сплюнув в сторону, рейховец жадно затянулся последний раз, и выбросил самокрутку. Штурмовики лишь молча пронаблюдали за этой сценой, завистливым взглядом сопроводив курево в последний путь.
Это была последняя самокрутка.

***

Звук ревущего пламени снова заполонил все пространство станции. Сидя на коленяях Ганс продолжил жечь отступающих мутантов, в воздухе снова запахло горелым мясом. Те твари до которых огонь так и не успел добраться, предпочли убраться как можно дальше от рейховца. К сожалению, горючего в огнемете уже не хватало. Испускаемое им пламя уже не выглядело столь грозно, способное лишь поджечь мелких крыс.
Откинув в сторону бесполезное оружие, Ганс попытался встать на ноги - что не было такой легкой задачей.

- Выход с "Трубной" открыт! Там стигматы с Поверхности! - услышал он крик где-то над ухом. - Надо закрыть ворота прямо сейчас!

О стигматах Ганс слышал лишь из россказней "шталкеров", которые благополучно возвращались с Поверхности. Из отрывных сведений можно было составить более-менее целостную картину о этих тварях, что сейчас пробрались в метро. Вроде слепы, - но мало кому удавалось пережить встречу с ними. Ни для кого не было секретом что лишаясь чего-то одного, любое существо полностью концентрируется лишь на том, что осталось. Стигматы полностью полагались на свой слух, активно им пользуясь во время охоты. Их пронзительный визг дезориентировал и сбивал с толку, что порой может оказаться смертельным.

***

- Ха-ха! А вот и мы! - радостно констатировал Альберт, натянув респиратор и раскручивая пулемет.

Дрезина с диким гулом и рёвом ворвалась на залитую кровью, станцию. Штурмовики немедля спрыгивали на пути и поднимались на платформу, попутно добивая раненных упырей. Некоторое время штурмовики были в замешательстве. Держась вместе, они продвигались вперед сквозь черный дым. Повсюду валялись обугленные ошметки мутантов, истощая мерзкий запах от которого некоторым рейховцам было не по себе.

- Фу блять! Ну и запах... - сглонув, прошипел один из штурмовиков.

***

Сквозь дым Ганс увидел как в его сторону направляется несколько штурмовиков, облаченных в черную униформу. Впереди всех шел Альберт - один из тяжелых пехотинцев Рейха, можно сказать коллега.

- Живучий ты, - сказал он, снимая респиратор с лица. - Не зря тебя к нам записали

Штурмовики помогли Гансу прийти в себя. Поднять такую железную тушу оказалось нелегко, но им удалось это. Немного пошатываясь, Ганс попытался открыть рот дабы объяснить всю ситуацию, но благо вмешался выживший разведчик, который все это время находился рядом.

- Направляемся на Трубную! Нужно закрыть ворота! - крикнул разведчик, направив ствол в сторону Трубной. - Эти - с нами

Ганс мысленно поблагодарил товарища за столь проявленную речевую активность. В противном случае, ему пришлось бы долго и нудно объяснять что здесь происходило и что самое важное, почему НЕЛЬЗЯ в данный момент пускать в расход Илзе и её товарищей.

+1

15

Поход на станцию с незакрытыми воротами - целая история. Изволь надевать противогазы, рукавицы, халаты (если есть, конечно)... Плюс нужно факелы зажечь - на "Трубной" вполне может не быть света - да и стигматы, как любая слепая тварь, предпочитают нулевую видимость. А ещё Дзилтине, пользуясь передышкой, перезарядила "Велопал" и "Ашот". Всё же куда приятнее расстреливать мутантов с некоторой дистанции, а не отмахиваться лопаткой...

Рейховское подкрепление прибыло как почти любое подкрепление - то есть когда битва уже закончилась. Станция была зачищена, и плечистым рейховцам в чёрной форме оставалось только воротить нос от жирно-приторного запаха горелой плоти. И готовиться к прорыву на "Трубную" - прибывшим сразу же объяснили, в чём дело. А заодно не дали наброситься на разведчиков Дзилтине - развязывать бой при наличии на соседней станции стигматов смерти подобно...

Впрочем, Илзе, поднаторевшая в шаткой подземной дипломатии, старалась всегда подбрасывать козыри в свою пользу. Она понимала, что нацисты не попытаются убить её товарищей и её саму, пока осознают необходимость лишних стволов и умелых рук. Как только потребность отпадёт - эти мясники незамедлительно возьмутся за оружие. Мораль у них мертва, а благодарность они способны испытывать... ну никак не к латышке с фамилией на "не".

Поэтому, прежде чем надевать противогаз, Дзилтине обратилась к экзоскелетчику:

- Заброшенные станции - наша профессия. Мы быстро закроем ворота, если вы сможете прикрыть нас от стигматов. Потом отступаем сюда и просто расходимся. Идёт?

+1

16

Выживший разведчик выглядел и чувствовал себя гораздо хуже чем сам Ганс. В последний момент он был укушен мелким упырем, который поспешно ретировался при приближении дрезины к станции. Руки рейховца беспомощно свисали, словно руки потрепанной марионеточной куклы.

- Останешься у дрезины - констатировал Альберт, разглядывая израненного. - Ты нам только обузой станешь

Разведчик не стал спорить с пехотинцем. Опустив автомат дулом вниз, он медленными шагами направился в сторону дрезины.
К счастью, Ганса со счетов не стали списывать. Даже несмотря на то что его бронекостюм был сильно поврежден ударами/укусами упырей. Пехотинцы в таком случае обычно шли позади всей группы, дабы прикрывать тылы. На передовой от такого бойца может быть и был бы толк, но обычно таких убивали очень быстро.
Натянув противогаз на лицо, Альберт буркнул:

- Вы, - он указал пальцем на Илзе и её товарищей. - Держитесь в середине колонны

Штурмовики тем временем водили дулами автоматов из стороны в сторону, недобро смотря на Илзе и её напарников. То и дело рейховцы перешептывались между собой, иногда повышая голос.

- Да какого?!....Да и хрен бы с ними!....Разберемся...

Одного тяжелого взгляда Альберта хватило чтобы прекратить все эти перешептывания, уж очень он не любил разговоры за своей спиной. Замолчав, штурмовики надели противогазы и двинулись вперед.
В противогазе Гансу было очень неудобно. Смотрел он лишь через две круглые, запотевшие глазницы, которые к тому же были еще чем-то запачканы по краям. Ну а дышать в нем было гораздо сложнее чем обычно. Тошнотворный запах резины еще долго не покидал пехотинца.

- Заброшенные станции - наша профессия. Мы быстро закроем ворота, если вы сможете прикрыть нас от стигматов. Потом отступаем сюда и просто расходимся. Идёт?

Ганс замешкался с противогазом, отчего Илзе пришлось долго ждать ответа на поставленный ею же вопрос. Это выглядело странно, словно рейховец пожелал проигнорировать разведчицу.

- Идёт, - пробубнил Ганс. - Разойдемся, как в море корабли

Продвигаясь в сторону Трубной, все предпочитали сохранять гробовую тишину. Рейховцы по дороге лишь обменивались взглядами между собой и разведчиками Илзе. Ганс держался рядом с разведчицей, готовясь принять удар на себя в случае чего. Ведь вряд ли штурмовики смогут самостоятельно закрыть ворота и при этом выжить в столкновении со стигматами, тварями которые способны на очень многое.

+1

17

Нормальное дело. Тут гляделки в спине нужны. Arschaugen.
Тадеуш Боровский

- Вы. Держитесь в середине колонны.

Разведчики напряглись. Построение было разумным: самые уязвимые всегда идут в середине. Но конретно в случае с Рейхом выглядело так, будто их брали под конвой - впрочем, это могло и произойти на самом деле! Если стигматов вдруг не окажется - рейховцы с удовольствием расстреляют беззащитных "союзников" в упор. Можно даже не успеть подорваться, забрав "зондеркоманду" с собой...

Неопределённый ответ огнемётчика - "Идёт" - ничуть не ободрил Илзе. Она повесила пистолет на пояс, а дробовик на грудь. В руки же взяла тот "набор смертника", с которым выходила на переговоры получасом ранее: лопатка в левой руке и шашка динамита в правой. Отчаяние подавило остальные чувства. Впереди была чернота, в которой латышку ждали либо зубы стигматов, либо пули Рейха. Либо - если успеть запалить детонатор - "геройская" смерть в стиле Великой Отечественной...

К слову, кое-кто из разведчиков радикально отнёсся к темноте "Трубной" и запалил самодельные факелы из тряпок, верёвок и арматуры, придавая шествию весьма странный вид. Не то праздничное факельное шествие в годовщину "пивного путча", не то в Дахау привезли важных заключённых - причём почему-то вооружённых...

- Идём. Лось - газометр на тебе. Игорь - следи за радиацией. Мы закрываем ворота - они нас прикроют, - каким-то не своим голосом скомандовала Дзилтине.

Как бы ни выглядело шествие - оно медленно двинулось вверх по лестнице, ощетинившись всеми наличными стволами. "Глаза на заднице", упомянутые у Боровского, тут никому бы не помешали... Хотя на лестнице мутантов не оказалось. Не было их и в начале длинного коридора, который вёл на "Трубную". И вдруг...

Стигмат - голая четвероногая зубастая тварюга ростом с человека - возник из ниоткуда. Несмотря ни на какие факелы и фонари, никто не заметил, откуда он прыгнул. Но приземлился он прямо на Илзе и огнемётчика. Латышка успела отмахнуть лопаткой ему по голове, а рейховец добавил увесистый удар прикладом. Дальше добить упавшего мутанта было делом техники и количества пуль.

-Растянитесь! Перекройте всю ширину тоннеля! - крикнула Дзилтине. Её тоннельный опыт призывал не допустить окружения колонны. Твари ростом с человека (это как минимум) способны попросту разорвать отряд в клочья...

+1

18

Ганс вглядывался в темноту туннеля, мучительно пытаясь вспомнить, что сталкеры рассказывали о Стигматах. Большинство баек и анекдотов на эту тему пехотинец всегда пропускал мимо ушей, за что сейчас и корил себя. Ведь сложно сражаться с тварями с которыми мало того что никогда не сталкивался, так еще и толком ничего не знаешь. Один единственный факт касаемый слепоты Стигматов некоторое время радовал рейховца, но затем улыбка быстро пропала с его лица. Хотя, у всех противогазов была лишь одна эмоция - невозмутимость.
"Победоносное" шествие тяжеловооруженного отряда не осталось незамеченным. Тварь, спрыгнувшая на Илзе и Ганса, застала врасплох всех идущих. Рейховец толком и не успел сообразить и понять, что же все таки произошло. Только и успел вмазать твари прикладом по голове, отчего та упала прямо на шпалы. Затем к добиванию присоединились и рейховские штурмовики, не жалея патронов, расстреляв оглушенного стигмата.

-Растянитесь! Перекройте всю ширину тоннеля! - раздался крик девушки слева от Ганса. Противогаз продолжал нещадно глушить все окружающие звуки.

Но раздавшиеся визги услышали все.
Стигматы. Звуки выстрелов трудно было не услышать. При помощи своего эхолокационного "зрения" мутанты без труда определили местонахождение каждого человека в отдельности, и против этого было сложно бороться. Тварям хватало лишь скрипа сапог рейховцев, а громыхание тяжелой брони Альберта и Ганса - тем более.
Бойцы с трудом успевали следить за передвижениями стигматов. Лучи фонарей то и дело выхватывали из мрака тощие тельца мутантов. Никаких команд о начале стрельбы так и не понадобилось, люди старались поливать мутантов свинцом как только видели их приближение.
Ближайший стигмат на стене оттолкнулся и прыгнул на одного из штурмовиков. В начавшейся суете никто так и не успел прикончить мутанта. Костлявая, четырехпалая ладонь без труда обхватила лицо рейховца. Попытки оттолкнуть мутанта ни к чему хорошему не привели. Из уродливого, продолговатого шрама выдвинулось некое подобие "пальца" которое больше походило на осиное жало, насквозь пронзив противогаз.

- Вот же сука! - прошипел Альберт, разворачиваясь в сторону твари с РПК наперевес.

В свете фонаря показалась уродливая гримаса стигмата. Огромные челюсти мутанта были усыпаны острейшими, окровавленными зубами. Оно лишь повернула голову в сторону человека, шумно втягивая отравленный воздух своими узкими ноздрями. Короткой очереди из пулемета хватило для того чтобы отправить тварь обратно в Преисподнюю.

- Двигаемся! К воротам! - Ганс пытался перекричать весь шум и гам. - Нас сейчас сожрут, - пауза, еще один стигмат оказался насквозь прошит автоматной очередью.
- Если на месте будем стоять!

Жутко хотелось снять к чертям этот треклятый противогаз. Глазницы еще больше начали запотевать, из-за чего высматривать стигматов было очень сложно даже в свете фонарей. Впрочем, нескольких тварей Ганс все же срезал очередью из автомата. Мутанты падаль на рельсы, где и получали смертельные удары ножами и прикладами.
Патроны "улетали" с ужасающей скоростью.

0

19

Переход на "Трубную" стал для большинства бойуцов - и рейховцев, и разведчиков - худшим местом за всю жизнь. А кое для кого - и последним. Стигматы разорвали минимум троих, но люди продолжали отстеливать мутантов и двигаться вперёд. Впрочем, движение это было до крайности медленным. Участок от нижней ступеньки лестницы до поворота проходили в довоенные времена максимум за полминуты - а "сборная солянка" оказалась у поворота минут через пять после подъёма по лестнице. И это с осознанием того, что остановка означает гибель!

Дальше - труднее. Чтобы в перегруженном центральном метро никого не задавили, метростроевцы после поворота налево разделили коридор на три части. Каждая шириной примерно в три человека. И перед группой встала жуткая дилемма: оба возможных варианта действий потенциально вели к катастрофе. Первый - разделиться на три отряда и пройти по всем трём ходам разом - означал необходимость втроём, если не вдвоём, отбиваться от тварей, которых и десяток сталкеров не всегда остановит. Напрашивался другой способ - пойти всем по одному из ходов - однако он грозил окружением и столь же бесславной гибелью всей группы. Если только не...

- Нужно запереть два прохода и идти по третьему! - скомандовала Илзе. - Понадобится всё, что может гореть!

Идея была проста. Если стигматы привычны к темноте - пусть сражаются при огне и против огня. Вряд ли они с большой охотой пойдут через горящую баррикаду. Да, прыгать они умеют - но ведь и построить можно хорошо!

Проблемой было само право Дзилтине отдавать приказы. Для Рейха она, как латышка, была первым кандидатом на расстрел. А теперь командует отрядом "истинных руССких"? Впрочем, есть ли кому до этого дело, когда во врагах не кавказцы с "Киевской", не коммунисты и не чистоплюи из Полиса, а мутанты, которых в метро вроде как быть вообще не должно? Бог покажет...

0


Вы здесь » Метро 2033. Новая надежда. » Первый вагон » С Рождеством вас, железо!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC